Пленный летчик ВСУ объяснил провал эвакуации главарей “Азова” из Мариуполя

Пленённый бортовой техник сбитого вертолета Ми-8 ВСУ, капитан Дмитрий Бурлаков объяснил провал эвакуации главарей “Азова”* из Мариуполя.

 

Попытка эвакуации на вертолетах руководства украинского неонацистского полка “Азов”* (Запрещён в РФ) из Мариуполя провалилась, потому что ее плохо организовали, заявил бортовой техник сбитого вертолета Ми-8 украинской армии, который участвовал в тех событиях, капитан Дмитрий Бурлаков.

 

Официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков 5 апреля сообщил, что утром того дня в районе Мариуполя удалось сорвать очередную попытку киевского режима эвакуировать главарей националистического батальона “Азов”* (Запрещён в РФ). По двум украинским вертолетам Ми-8, пытавшимся прорваться к городу, попали из переносных зенитных ракетных комплексов, сказал Конашенков.
 

Бурлаков был офицером 16-й отдельной бригады армейской авиации 8-го армейского корпуса украинских сухопутных войск (войсковая часть А-2595), базирующейся в городе Броды Львовской области. Бурлаков входил в состав экипажа вертолета, который летел на помощь “азовцам”, чей Ми-8 уже оказался сбит к тому моменту.

 

“Пятого числа, апреля, в четыре с чем-то, в начале пятого утра, нам поступила команда вылететь из города Днепропетровск в зону ожидания. Это между Днепропетровском и Мариуполем, в 20 минутах лета от линии разграничения”, — сказал Бурлаков.

 

“Командир экипажа — подполковник Вороной Вячеслав Алексеевич, штурман — лейтенант, фамилию не знаю, он только осенью пришел в часть, Богдан зовут”, — добавил борттехник.

 

По словам Бурлакова, от экипажа вертолета требовалось “перелететь в эту точку, и там сидеть и ждать дальнейшей команды”.
 

“Мы — ПСС, поисково-спасательной службой должны были быть, дежурили. Потому что перед нами два вертолета Ми-8 улетели на задачу в Мариуполь. И мы под них должны были дежурить ПСС”, — пояснил Бурлаков.

 

“Мы полетели на точку ожидания, там выключились и ждали дальнейшей команды. Около 5 утра командиру экипажа на телефон пришла команда: “Запускайтесь”, — вспоминает борттехник.

 

По его словам, уже в полете экипажу пришло сообщение, что сбит вертолет Ми-8, и что надо лететь на место падения с конкретными координатами. Место падения аппарата, к которому они летели на помощь, находилось в четырех километрах глубже за линию разграничения, добавил Бурлаков.
 

“Мы туда подлетели, увидели горящий дым издалека. Подлетели ближе, и в нас попала ракета. Я очнулся на земле”, — вспоминает бортовой техник.

 

Сейчас он находится в российском военном госпитале в Мелитополе. По словам Бурлакова, их вертолет был еще советского производства, 1989 года выпуска. Из оборудования у экипажа были приборы GPS и очки ночного видения, добавил он.
 

“Организация задачи была выполнена не наилучшим образом”, — признал Бурлаков.

 

По его словам, никаких дополнительных денег ему за участие в этой акции никто не обещал.

 
Напомним, в конце марта представитель народной милиции Донецкой народной республики Эдуард Басурин заявил, что украинским силовикам не дадут коридор для выхода из Мариуполя.

 

Источник: РИА Новости

 

 
 
 
 
 

Leave a Reply

Your email address will not be published.

// ads2.bid